НАУКА

Умер в забвении: история российского врача, который изобрел инсулин за 20 лет до его открытия

На фотографиях один и тот же мальчик с разницей в год. Объемная одежда на первом фото скрывает тощее тело ребенка. Только ножки-веточки и худое лицо выдают его болезненный вид. Это больной диабетом Тедди Райдер, которому врачи отводили всего пару месяцев жизни. Тедди повезло: он стал одним из испытателей первых образцов инсулина. К тому моменту мальчик весил всего 12 килограммов и уже был не в состоянии подняться с кровати. Но за год лечения ребенок поправился и стал милым пухлым ребенком. Теодор прожил до 76 лет — это и в наши дни неплохой показатель, а в прошлом веке считалось настоящим чудом.

За такое чудо весь мир благодарит канадского ученого Фредерика Бантинга. Именно ему и его ассистенту Чарльзу Бесту приписывают изобретение инсулина. Лишь немногие знают, что еще за 20 лет до этого метод производства инсулина открыл российский врач Леонид Васильевич Соболев.

Как жили больные диабетом до изобретения инсулина

«Есть два типа диабета, и это два разных заболевания, — рассказал «Доктору Питеру» эндокринолог Владимир Салухов. — Вторым типом кто только не болел: и Цезарь, и Шаляпин, и многие другие. С такой болезнью можно было жить без инсулина, просто жизнь была более короткой. А лечили такой диабет голоданием и красным вином. Вино не помогало, но жизнь хоть как-то скрашивало. Другое дело, инсулинозависимый диабет — диабет первого типа. До изобретения инсулина такой тип диабета был смертным приговором. Люди жили максимум два-три месяца».

14-летний Леонард Томпсон был уже в коме, на грани смерти, когда ему сделали первую в мире инъекцию инсулина. В результате он прожил до 27 лет и скончался от пневмонии. История Леонарда прогремела на весь мир. А имя Фредерика Бантинга, врача, который поставил мальчика на ноги, навсегда связали с изобретением спасительного инсулина. Жаль, что за всю свою жизнь Бантинг так и не назвал человека, которому был обязан столь грандиозным открытием.

Скромный теоретик из глубинки Леонид Соболев Фигура врача Леонида Соболева стоит в стороне от истории создания инсулина. Родился в глубинке — маленьком городке Трубчевске Орловской губернии. Рос без матери, она умерла вскоре после родов. Отец полицейский отдал мальчика на воспитание родственникам. Окончив гимназию, Соболев уехал в Петербург, где решил стать военным медиком. В дальнейшем вся научная и преподавательская деятельность ученого связана с Императорской военно-медицинской академией. Здесь в 1901 году 25-летний Соболев получил степень доктора медицины за диссертацию «К морфологии поджелудочной железы при перевязке ее протока, при диабете и некоторых других условиях» — тот самый научный труд, в котором ученый рассказал о методе производства инсулина.

Предпосылкой для медицинского прорыва Соболева стало открытие анатома Пауля Лангерганса. За тридцать лет до этого немецкий врач выяснил, что в поджелудочной железе есть скопления клеток, отличающиеся от окружающей ткани. Эти скопления впоследствии назвали «островки Лангерганса». Правда, в чем функция островков, немецкий врач так и не узнал. Зато узнал Леонид Соболев. Ученый открыл, что островки Лангерганса вырабатывают инсулин и глюкагон — гормоны для поддержания нормального уровня глюкозы в крови. Поэтому впоследствии советские врачи-патриоты называли эти клетки «островками Лангерганса-Соболева», чтобы хоть как-то увековечить память великого ученого.

Дальше Соболев стал думать, как сделать вытяжку инсулина из поджелудочной железы. «Главная интрига поджелудочной железы в том, что она отвечает одновременно и за пищеварение, и за выработку инсулина и глюкагона, — объясняет Владимир Салухов. — Соболев понял, что из обычной поджелудочной железы получить инсулин не получится: его переваривали пищеварительные ферменты панкреатин и трипсин, которые находятся в панкреатических протоках железы. Инсулин — это белковый гормон. Такой же белок, как и те, что мы получаем с пищей, и которые панкреатин переваривает в двенадцатиперстной кишке. Соболев придумал перевязать панкреатические протоки, что приведет к атрофии поджелудочной железы. Так внешняя секреторная часть, отвечающая за пищеварение, погибнет, а внутренняя, производящая инсулин, останется жива».

Свои смелые выводы российский ученый подтвердил на практике — выполнил операцию, в результате которой из атрофированной железы животного можно было извлечь «фактор Х», чей дефицит приводит к сахарному диабету. Тут надо пояснить, что слово «инсулин» в своей работе Леонид Васильевич не использовал, термин появился спустя восемь лет после его открытия. Бельгийский врач Жан де Мейер предложил назвать «островковый фактор» инсулином, от латинского слова insula — островок.

Больше теоретик, чем практик, Соболев обратился за помощью в хирургии к великому физиологу Ивану Петровичу Павлову. «Профессор И.П. Павлов оказал мне любезность, лично прооперировав трех кроликов», — пишет в своей диссертации Леонид Васильевич. Именно Павлов указал, как именно делать перевязку протока, чтобы железа успешно атрофировалась, не начав регенерировать. Однако Соболев понимал, что подобный способ вытяжки инсулина для массового производства лекарства не подходит. Слишком кропотливый труд — перевязывать протоки. Тогда ученый предложил получать «фактор X» из поджелудочной железы новорожденных телят. Островков Лангерганса в железе незрелого животного много, а пищеварительные клетки еще не развиты. Поэтому можно было добывать инсулин без перевязки протоков. «Островки как органы внутренней секреции в утробной и в первое время внеутробной жизни будут развиты лучше сравнительно с пищеварительным аппаратом, в котором зародыш не нуждается и который поэтому развивается лишь впоследствии», — писал в своей работе Соболев.

Инсулин от Бантинга: научное открытие или плагиат?

В 1902 году Соболев опубликовал результаты своего исследования в германском медицинском журнале, что сделало его открытие достоянием мировой науки. Позже его статью печатали и в других зарубежных медицинских изданиях. Поэтому с трудом верится, что идея о вытяжке инсулина пришла к канадцу Фредерику Бантингу сама по себе, стала его «озарением». «Леонид Васильевич подошел вплотную к открытию инсулина, но все эти блестящие находки были реализованы на практике лишь спустя 20 лет без ссылки на Соболева, — говорит Владимир Салухов. — Первая публикация Бантинга и соавторов содержит 11 ссылок, но нет ни одной из них на Соболева, методом которого они воспользовались».

Вот как описывает историю своего озарения сам Бантинг. Подрабатывая ассистентом профессора в медицинской школе, он наткнулся на статью врача Мозеса Бэррона, опубликованную в 1920 году. В статье описан клинический случай: у больного забился камнями панкреатический проток, из-за чего поджелудочная железа атрофировалась, но диабет не развился. Примечательно, что автор статьи добросовестно сделал ссылку в своей публикации на исследования Соболева. А ночью Бантинг проснулся: его осенило, что перевязав панкреатический проток, можно извлечь секрет из островков Лангерганса.

Так он рассказывал впоследствии историю создания инсулина. Бантинг продал все свое имущество, чтобы собрать деньги на исследование. Сумасшедший, как все говорили.

Но разве стал бы он рисковать всем, что имел, ради какой-то сомнительной, еще не подтвержденной экспериментами идеей, которая явилась ему среди ночи? «Нет, Бантинг уже был убежден в результате. И это еще раз доказывает, что канадец знал о работе Соболева», — говорит Владимир Салухов.

Ну а далее с этой «новой идеей» Бантинг обратился к одному из ведущих специалистов в физиологии углеводного обмена Джону Маклеоду. Их двоих впоследствии и наградили Нобелевской премией за открытие инсулина. А 14 ноября — день рождения Бантинга — теперь отмечают как Всемирный день борьбы с диабетом.

Что помешало Соболеву открыть инсулин

«Видимо, Леонид Васильевич не ставил себе задачу создать лекарство, а занимался более общей проблемой: выяснял функции островков Лангерганса и их участие в углеводном обмене, — рассуждает Владимир Салухов. — Он занимался наукой в тиши научной лаборатории и не успел сформировать в себе менталитет лечащего врача. У Леонида Васильевича не было стимула сменить преподавательскую деятельность на лечебную: для него истина была важнее пользы». Соболев не лечил пациентов, у него не было перед глазами умирающих диабетиков, в отличие от Бантинга, который потерял из-за диабета близкого друга.

Возможно, если бы Соболев встретился с врачом-практиком, замотивированным на результат, история создания инсулина началась бы в России. Причем такой практик был. «В Петербурге на Васильевском острове есть музей „Аптека доктора Пеля“. Александр Васильевич Пель занимался органотерапией. По сути, делал вытяжки из желез разных животных. И технология выделить инсулин у Пеля была. Он это хорошо делал, например, с семенниками, — говорит Владимир Салухов. — Пелю достаточно было перевязать проток по технологии Соболева и сделать вытяжку, он это умел. Но почему Пель и Соболев не встретились, хотя жили в одном городе? Это большой вопрос».

Мог сыграть свою роль в создании лекарства и великий Павлов. Однако светило науки, участвовавший в экспериментах Соболева, отчего-то не побудил Леонида Васильевича довести работу до логического конца. Быть может, Соболеву помешала тяжелая болезнь? Ученый страдал от рассеянного склероза.

Однако, сообщив миру о методе производства инсулина, он тут же взялся за совершенно другую тему.

Именно Соболев на начальном этапе курировал дуэт молодых ученых Николая Аничкова и Семена Халатова, которые сделали прорыв в разработке проблемы атеросклероза и создали первую в мире экспериментальную холестериновую модель атеросклероза на кроликах.

Но имя Леонида Васильевича и здесь не попало в историю. В 36 лет из-за болезни он пишет прошение об отставке. Забытое имя Леонида Соболева Талантливый ученый ушел из жизни в 1921 году в клинике нервных болезней ВМедА. Ему было 45 лет.

С тех пор имя Соболева забыли как за рубежом, так и в России. В его честь нет ни улицы, ни сквера, причем как в Петербурге, так и в родном городе Трубчевске. Соболеву не поставили ни одного памятника, не установили ни одной памятной таблички. Лишь недавно удалось найти могилу врача. Скромный каменный крест на Смоленском православном кладбище с маленькой табличкой: «Приват Доцент В. Мед. Ак Соболев Леонид Васильевич». Но петербургские врачи из Военно-медицинской академии, где когда-то учился и преподавал Соболев, решили вернуть из забвения имя ученого.

14 ноября 2023 года во Всемирный день борьбы с диабетом они установили надгробие в виде большой книги. На гранитных страницах большая фотография доктора и краткий рассказ о его огромном вкладе в медицину. Теперь, гуляя по Смоленскому кладбищу в поисках могил знаменитостей, туристы смогут узнать и о величайшем враче, благодаря которому люди получили инсулин. 

Из чего состоит скандинавская диета — основные продукты:

 

Умер в забвении: история российского врача, который изобрел инсулин за 20 лет до его открытия

Похожие записи

Кому может быть нужен технический перевод?

Ученые сообщили, как по цвету глаз определить склонность к болезням

admin

Гипертрофическая кардиомиопатия: симптомы, диагностика и лечение

admin